Администратор

Поскольку начал работу новый блог Востокгеология,
то пополнение этого блога новыми публикациями остановлено,
чтобы избежать дублирования материала.

среда, 15 октября 2008 г.

Золото Клондайка

Золото Клондайка


Пермские ученые открыли его во второй раз

Клондайк, Доусон, Сороковая миля, Юкон — эти названия знакомы всем читателям Джека Лондона. 17 августа 1896 года на берегу реки Клондайк на Аляске было обнаружено золото. Известие об этом послужило причиной начала одной из крупнейших «золотых лихорадок» в истории Америки. Вскоре были обнаружены новые месторождения на притоках Юкона. Более 100 тысяч человек отправились в то время на север Канады. Однако золото, добывавшееся на россыпных месторождениях Аляски, довольно быстро иссякло, а крупных коренных месторождений обнаружено не было. Уже к 1900 году «золотая лихорадка» на Клондайке завершилась. Золото продолжали добывать, но уже в меньших масштабах. В 1966 году из Доусона ушла последняя крупная золотодобывающая компания. Однако здесь продолжают действовать несколько десятков небольших старательских артелей.

Три года назад государственная геологическая служба провинции Юкон пригласила ученых из Естественно–научного института Пермского государственного университета провести совместные исследования территории долин рек Клондайк и Индиан для выявления новых месторождений россыпного золота и изучения возможности его добычи. Руководил группой пермских исследователей директор института Владимир Наумов.

Идея нашей экспедиции возникла после XIII Международного совещания по геологии россыпей и кор выветривания, которое проходило в Перми в 2005 году, — рассказывает Владимир Александрович. — В нем участвовал и Билл Ле Барж, «геолог по россыпям» государственной геологической службы территории Юкон. Мы с ним были знакомы еще с 1998 года. А тут пообщались и решили сделать совместную программу.

Интерес канадцев к российским геологам понять несложно. В России до 90–х годов была сильнейшая геологическая школа в мире. И хотя сейчас мы несколько утратили эти позиции, но тем не менее наши геологи обладают многими уникальными технологиями, в том числе и по разработке так называемого тонкого золота.

В кабинете у Владимира Наумова, как, наверно, и у любого геолога, есть коллекция минералов. Вот, например, обычный с виду коричневатый камешек — сланец с Юкона. Лишь внимательно приглядевшись, можно разглядеть в нем сверкающие крупинки — мельчайшие частички золота. Традиционными методами, вроде промывки раздробленной породы, добыть это золото невозможно. Вот тут и приходят на помощь пермские технологии.

На тонкое золото только в последние годы начали обращать внимание, — продолжает Владимир Наумов. — И как его найти, каким образом взять, знают очень немногие. В программе исследования Клондайка и Индиан участвовали специалисты трех стран: Канады, России и Великобритании. У нас была функция — найти то, что не могут найти ни канадцы, ни англичане. Мы находили золото в тех местах, где они уже проходили. Потому что у нас есть свои технологии, которые позволяют извлекать это тонкое золото.

В Канаде технологии добычи золота традиционны. В конце XIX века, когда золото в Юконе было открыто, дикие старатели мыли золото в тазиках. Именно так, как это описывал Джек Лондон.

Потом появились более совершенные технологии — прямоточные шлюзы (гидравлические приборы), работали драги, позволяющие черпать породу с глубины до 15 метров. Но, по большому счету, со времен «золотой лихорадки» мало что изменилось, хотя каждый старатель имеет свою «технологическую изюминку».

В Канаде до сих пор для того чтобы застолбить за собой участок, достаточно забить 4 колышка, убедиться, что никто на этот участок не претендует, и можно начинать работать. Надо только в течение года провести работ на сумму не менее 200 долларов на один кляйм — очевидно, чтобы участки «не простаивали». Все работы ведутся на свой страх и риск. И процентов 90 старателей своих трудов не окупают, так как обычно на их участках либо просто нет золота, либо его трудно взять с помощью традиционных технологий.

Пермские же ученые в результате своих исследований не только обнаружили новые концентрации золота, которое вполне реально добывать. Они разработали специальные подходы к новым технологиям, которые позволяют увеличить добычу золота на 20–30 процентов год. Более того, по расчетам наших геологов, рядом с уже исследованными территориями на Юконе находятся новые месторождения золота, вполне сопоставимые по своим запасам с Клондайком.

Но возникает вопрос. Хорошо, молодцы геологи, помогли канадцам увеличить их золотой запас. Нам–то какая от этого польза? Оказывается, есть. Процессы, аналогичные тем, что происходили во времена формирования россыпей на территории Канады, шли и на территории России, и результаты исследований могут быть с успехом применены и у нас.

Кстати, на самом деле на Клондайке за все время «золотой лихорадки» было добыто 600 тысяч тонн золота. Для сравнения: в Советском Союзе в свое время добывалось 220–230 тонн в год. То есть весь Клондайк — два с лишним года добычи Советского Союза. Причем только у нас на Урале добыто золота не меньше, чем на Юконе. Что уж говорить о Колыме, месторождения которой во вторую мировую войну обеспечили золотом основные поставки по ленд–лизу.

На территории Пермского края есть запасы, соразмеримые с Клондайком, там в земле находятся десятки тонн золота.

— Те месторождения полезных ископаемых, что мы разведали, — уверен Владимир Наумов, — это даже не верхушка айсберга. Это то, как мы видим верхушку айсберга с расстояния в десятки километров. Более того, в крае есть месторождения, уже найденные, разведанные, но по разным причинам не разрабатываемые. И не потому что невыгодно. А, например, просто потому, что соответствующие бумаги оформлены не так, как надо. В России, чтобы начать разработку, недостаточно забить 4 столбика. У нас необходимо получить лицензию, согласовать ее, сделать проект разработки месторождения и так далее. Мы подсчитали: чтобы получить лицензию и начать работу, нужно порядка 48–50 согласований. В результате от поиска до разработки проходит в лучшем случае 15 лет. А есть ряд месторождений, которые были известны еще в середине прошлого века, но их до сих пор не разрабатывают.

Неужели мы настолько богаты, что можем позволить себе не обращать внимания на собственное богатство? (Нищие — от собственного богатства.) Оказывается, все еще смешнее: мы можем позволить себе закапывать все это богатство обратно в землю.

Сказочные образы о золотых дорогах воплощены в нашем крае в жизнь. В Прикамье есть золотые дороги, есть алмазные, платиновые. Отвалы после месторождений используются для мощения дорог. Хотя есть новые технологии, позволяющие добыть это золото и платину из отвалов. Те самые пермские технологии, которые хотят использовать канадцы. Но, видно, до сих пор нет пророков в своем отечестве.

Автор: Елена Третьякова.

Опубликовано по материалам http://www.permv.ru/?article=9048

Комментариев нет: